Новости и публикации

Адвокатское бюро «Чесных, Шилов и партнеры»
Из двушки в однушку: сказ о том, как кредиторы должника переселяли

Из двушки в однушку: сказ о том, как кредиторы должника переселяли

Судебная практика давно приучила нас к мысли о том, что при банкротстве ИП (или гражданина) единственное жилье в счет уплаты долгов не отнимут. Но она также давала основание полагать, что если жилье единственное, но роскошное, с ним придется расстаться, согласившись на более скромный вариант. Однако одно из недавних решений экономколлегии ВС РФ сильно пошатнуло такую позицию. Проблема в том, что до сих пор нет однозначных критериев, которые позволили бы в рамках дел о банкротстве отграничивать единственное роскошное жилье от того, иммунитет которого стоит сохранить. Давайте посмотрим, что же заставило ВС РФ усомнится в том, что при банкротстве переселение в более скромное жилище – неизбежный удел должника. А так же крайне интересными нам показались вопросы судей, которые были настолько красноречивыми, что уже из них явствовала правовая позиция.

 

Бойкие кредиторы

У обанкротившегося должника в Ижевске в собственности была двухкомнатная квартира площадью 40,3 кв.м. Решением суда от 10.05.2018 в отношении его имущества введена процедура реализации. А 27.09.2019 собрание кредиторов приняло решение предоставить банкроту вместо его квартиры другую, поменьше, площадью 19,8 кв.м., а финансовому управляющему поручили заключить от имени и в интересах должника договор передачи жилого помещения.

Посчитав, что такие решения выходят за пределы компетенции собрания кредиторов и нарушают права должника, последний обратился в арбитражный суд. Суд первой инстанции исходил из наличия оснований для признания оспариваемых решений собрания кредиторов недействительными ввиду несоответствия их законодательству о несостоятельности, а также нарушения прав должника на единственное пригодное для постоянного проживания жилое помещение. Суд апелляционной инстанции выразил другую позицию: констатировал наличие у кредиторов в рассматриваемом случае права на приобретение должнику иного жилого помещения, удовлетворяющего разумные потребности гражданина в жилище, взамен имеющейся у него квартиры. Суд счел, что предоставление должнику взамен принадлежащей ему квартиры иного жилого помещения, пригодного для проживания, позволит частично погасить требования кредиторов за счет продажи квартиры. Эти выводы впоследствии поддержал и суд округа. Должник обратился в ВС РФ.

 

Тот случай, когда вопросы судей красноречивее решения
Заседание в ВС прошло 22 октября 2020 года. Как сообщает портал Право.ру, Финуправляющий и один из кредиторов Алексей Лебедев со своим представителем приняли в нем участие по видеосвязи. На заседании присутствовала юрист – представитель еще одного кредитора.  Кредиторы заявили, что должник злоупотреблял своими правами: в единственном жилье не проживал, а сдавал под офисы. И только перед самым банкротством перевел квартиру в жилой фонд. Хотя продолжил сдавать ее коммерческим организациям, то есть извлекал выгоду.

Эти аргументы вызвали у председательствующего судьи вопрос: «А если должник проживает у родственников или у друзей, то свое жилье ему не нужно?». Следующим спорным, и, пожалуй, основным значимым вопросом стали характеристики и местоположение навязанной должнику квартиры. Так,  расстояние между двухкомнатной квартирой должника и предоставленной взамен составляет 6 км. Обе они располагаются на первом этаже малоэтажного дома. Юристы кредиторов настаивали на том, что это «практически идентичное жилье». Но судьи продолжали настойчиво задавать вопросы: «по каким критериям собрание кредиторов определяло новую квартиру?». Оказалось, что они руководствовались нормами жилья в Ижевске, которые утверждены Гордумой. На человека полагается 13,3 кв. м. Исходя из этих норм, жилье предоставляют ветеранам, сиротам. Передавая одну квартиру взамен другой, кредиторы удовлетворили конституционные права банкрота на жилище, — утверждали представители кредиторов.

Также судьи своими вопросами дали понять, что способ удовлетворения интересов кредиторов в данном деле вызывает сомнения.
Так, судья  поинтересовался: «Собрание кредиторов может навязать собственность должнику против воли? Может подарить насильно?».

– От квартиры Стружкин может отказаться, если она ему не нужна, – ответила представитель кредитора.

– Я очень сомневаюсь, что такие же доводы кредиторы приводили, если бы встали на место должника, – отметил другой судья.

Тройка судей приняла решение акты апелляции и кассации, которые разрешили размен квартиры, отменить.

 

Резюме

Конечно, есть объективные причины, по которым в данном деле все обернулось именно так. Ведь до сих пор нет однозначных критериев, которые позволили бы в рамках дел о банкротстве отграничивать единственное роскошное жилье от того, иммунитет которого стоит сохранить. Плюс, сыграло роль то, что в законодательстве не отражен механизм, с помощью которого должника можно было бы обеспечить пригодным для постоянного проживания жильем. Сам же ВС РФ еще в 2016 году  в одном из решений отметил, что правила обмена роскошного жилья на необходимое не выработаны, нет и критериев допустимой в данном случае жилплощади.

Так или иначе, а ситуация с исключением единственного жилья из конкурсной массы, или с заменой его на более скромное, порождает больше вопросов, чем ответов.
 

 Позиции высших судов

Согласно правовой позиции, изложенной Конституционным Судом РФ (постановление от 14.05.2012 № 11-П), действующим законодательством не определены пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению (его частям), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в данном жилом помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания.

Действующее законодательство не определяет, какой размер (площадь), иные параметры жилого помещения следует признавать достаточными для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения.

В данном акте КС РФ также отметил, что установленные федеральным законодателем пределы возможного взыскания по исполнительным документам должны отвечать интересам защиты конституционных прав гражданина кредитора, однако они не могут затрагивать основное содержание конституционных прав гражданина-должника, существо которых ни при каких обстоятельствах не должно быть утрачено. А исполнительский иммунитет в отношении жилых помещений предназначен не для того, чтобы в любом случае сохранить за гражданином-должником принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение, а для того, чтобы, не допуская нарушения самого существа конституционного права на жилище и умаления человеческого достоинства, гарантировать гражданину-должнику и членам его семьи уровень обеспеченности жильем, необходимый для нормального существования.

Верховный суд постановлении Пленума от 13.10.2015 N 45 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан" разъяснил, что при рассмотрении дел о банкротстве граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, суды должны учитывать необходимость обеспечения справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника (в т.ч., его правами на достойную жизнь и достоинство личности).

+

ВНИМАНИЕ! АКЦИЯ! СКИДКА 50%.

Тем, кто обратится к нам за помощью сейчас, выдается сертификат на 50 % скидку. Воспользоваться сертификатом можно в течение двух лет. Кроме того, его можно подарить, передать друзьям, родственникам, коллегам. ...

Подробнее
Информация